Игорь Тальков

Пел о России и... убит

Предыдущий раздел Предыдущая страница Следующая страница Следующий раздел

Игорь Тальков начинал как все, попавшие на "удочки" рока. Многие тридцатилетние жители Тулы, где начинал свою деятельность поэт, композитор, певец, помнят, как "балдели" они на танцплощадках и в клубах от его копирования заезженных песенок-однодневок, завезенных в Россию из-за "бугра"...

Но возможно ли, чтобы Тальков стал каким-нибудь женоподобным верещателем или проповедником с эстрады сатанинских идей, как это сделали многие его коллеги? Возможно ли, чтобы он пел "во имя свое" полусексуальные откровения? Наверно, нет... Даже точно: нет!

Уже потому, что по-настоящему Талькова принял народ не только и не столько как лирического исполнителя, но в первую очередь как создателя песен гражданского, политического, социального содержания. Исполнение их было криком и болью души за родную, поруганную в течение многих лет русскую землю. А значит, за судьбу нации.

И это лишний раз подтверждает, что настоящее искусство не может быть ненациональным, в каком бы жанре не работал исполнитель. Только почувствовав гордость за то, что он - русский, Игорь Тальков сумел выразить свой талант. Об этом он и сказал однажды в интервью корреспонденту газеты "Молодой ленинец": "...Я чувствую себя россиянином. Горжусь этим. Горжусь многовековой историей своей, своими корнями".

Об этом и написал:

"Когда-нибудь, когда устанет зло

Насиловать тебя, едва живую,

И на твое иссохшее чело

господь слезу уронит дождевую

Ты выпрямишь свой перебитый стан,

Как прежде ощутишь себя мессией

И расцветешь на зависать всем врагам,

Несчастная Великая Россия!"

Какому русскому не близки эти слова праведного гнева за родную землю, страну, народ - самый несчастный, как говорил Игорь Тальков, - в истории человечества, но и самый выносливый, терпеливый, мужественный...

Да, в наше время надо найти мужество, чтобы среди космополитического порно-шоу-бизнеса сказать о любви к родине...

Не за это ли и убили Талькова? Не применимы ли к нему самому строки:

"Тебя связали кумачом

И опустили на колени,

Сверкнул топор над палачом,

И приговор тебе прочел

Кровавый царь - великий гений,

Россия!"?

...Что заставляет задаться таким вопросом? Например, перечень фамилий: Пушкин, Лермонтов, Есенин и его плеяда, Ю. Селезнев, Евсеев, Цикунов, Шестаков и, вот, сам Тальков...

Кроме того, публикации некоторых "комсомольских" газет, которые с умыслом или без оного пытаются запутать, одурачить читателей. Но ослиные уши видны! Азиза, например, разным корреспондентам давала самые разные, часто противоречивые сведения: то заявляла, что мало знакома с подозреваемым в убийстве Малаховым, то утверждала, что "...к Талькову он (Малахов) пошел познакомиться... Игорь Малахов никогда не мог первым пойти на оскорбления..." ("Труд", 15 октября). Откуда такие знания о малознакомом человеке? Но тут "всплывает", что Азиза еще летом каталась с Малаховым на "мерседесе"... Или это, как в анекдоте, для Азизы не повод для знакомства?

Ладно, Бог с ними, с отношениями мужчины и женщины. Но почему именно Азиза привела якобы преследуемого разными группировками Малахова на... Петровку, 38 с повинной? Почему "комсомольские" средства массовой информации до окончания расследования навязывают нам мнение, что стрелял Малахов?

Словно дятел, вдалбливает ее в умы читателей со страниц "Комсомольской правды" директор артистического коллектива В. Шляфман. А ведь именно он фактически вызвал Талькова из гримерной в коридор: "...я бросился назад в гримерку и закричал: "Он вытащил пушку!" Я хотел уравнять наши силы, боясь за нашего парня, и хотел напугать Малахова любым оружием... Игорь (Тальков) достает из кобуры газовый пистолет. Я взялся за пистолет, но он резко выхватил его у меня и побежал... У дверей случилась свалка... Ребята завалили Малахова на пол, он оказался на животе... и стал стрелять, а я стал вырывать у него из рук пистолет...

Я вырвал у него пистолет, что стоило очень больших усилий. Вообще по всему видно, что он делал все очень профессионально..."

Хорош профессионал, давший "завалить" себя! Был ли он им, если незадолго до этого его избили и чуть не зарезали в одном из ресторанов?..

Не является ли Малахов подставкой, мавром, который "сделал свое дело"? К слову, незадолго до гибели И. Тальков признался, что на него уже были покушения. Как мог стрелять Малахов, лежа с пробитой головой на животе? А не мог ли кто другой, из зависти ли, из-за личной ли русофобии, выполняя ли чей-то приказ, воспользоваться в свалке пистолетом Малахова, чтобы расстрелять русскую песню?

Кто стоит за всеми этими непонятностями? Думаю, что не случайна и публикация "Из интервью с Игорем Тальковым за 72 часа до гибели" в "Комсомольской правде" за 10 октября. Оно начинается вопросом поэту, убитому через 72 часа: "Вы какое-нибудь оружие держите?" и заканчивается: "Вы человека могли бы убить?" Похоже, что кому-то выгодно превратить певца, поэта, композитора из жертвы в потенциального преступника. Вот-де, мол, был Тальков "вооружен и очень опасен".

Хочется написать: "Пусть решит правосудие...". Но что оно может, если до сих пор ничего не решено по поводу гибели других русских патриотов - ученых, историков, поэтов, журналистов и даже простых работяг, погибших на национальных окраинах... Погибших за любовь к России, за гордое право сказать: "Я русский!". За то, что в соотечественниках, забывающих родство, пробуждали эту гордость.

Александр Козин

Вверх