Игорь Тальков

Михаил Скубилин

Предыдущий раздел Предыдущая страница Следующая страница Следующий раздел

Погиб Игорь Тальков… Так случилось, что перед гибелью Игорь остался один. Кто-то из его друзей сам отошел, кто-то он просто вычеркнул из своей жизни и в результате не осталось никого, кто мог бы быть рядом в трудную минуту. Но истинные друзья все равно остались верны ему и готовы были прийти на зов, но Игорь не звал… И вот теперь, когда Игоря иже нет, они вспоминают, каким он был на сцене и в жизни, и скорбят по расстеленному поэту, по расстрелянному Человеку. Михаил Скубилин, бард, прежний директор группы Талькова (до Шляфмана).

- Игорю было 17 лет, когда он пришел в тульскую группу „Фанты", руководил которой Геннадий Васильев. Тальков сказал тогда, что согласен на любую работу, лишь бы быть на сцене. Когда Васильев его послушал, то категорически заявил, что Игорю петь нельзя. У него всегда были больные связки, полное отсутствие поставленного голоса, но Игорь... он был один такой, именно поэтому он добился признания. С этого коллектива началось его движение к славе, к известности. Игорь сменил множество коллективов, он работал одно время музыкальным руководителем у Сенчиной, писал для нее песни, потом его заметил Тухманов, Игорь стал солистом „Электроклуба", получил статус аранжировщика, хотя не имел музыкального образования. Он бросил музыкальную школу, потому что даже в детстве не терпел никакого давления. Из-за этого у него были и сложности с получени- ем высшего образования. Игорь проучился год в пединституте, бросил его, поступил во ВГИК, но учиться не стал, потом год проучился в институте культуры в Ленинграде, и все равно не смог учиться. Не потому, что не успевал, просто сама система образования не могла его устроить. Зато самостоятельно он очень глубоко изучал историю. Всеми правдами и неправдами Игорь доставал редчайшие архивные документы, переписывал их, часами сидел, изучая материалы о жизни какой-либо исторической личности. И в своих песнях он огромное место отвел именно истории нашей страны. Его песни не были призывом к борьбе, скорее это был призыв оглянуться к истокам, к нашим корням, хотя этого почти никто не понял. И все социальные мотивы творчества Игоря связаны с жизнью народа, с его историей. Этой темой, темой социальной, Игорь увлекся много лет назад, тогда он старался убрать лирику на второй план, сломать имидж „Чистопрудного мальчика", показать себя борцом, но в душе он всегда оставался лириком. По-моему, он просто хотел показать, на что способен, а потом опять петь, может быть, только лирику. Ведь он был очень сентиментальным, влюбчивым, очень любил женскую красоту, вообще женщин, но никто его лирики так толком и не услышал.

Игорь пел открытым текстом, называя вещи своими именами, и многим это не нравилось. Преобладало мнение, что это митинги, а не концерты. Но Игорь не отказывался от этого, хотя его даже в эфир не пускали с некоторыми песнями. Он много ездил по стране, и почти в каждом городе были конфликты из-за репертуара. Но Игорь не смягчал программу. Он был очень прямым и бескомпромиссным человеком. Отсюда, наверное, и такая резкость в его песнях.

Артист оценивается по тому, как посещают его концерты. А ведь у Игоря была огромная аудитория, он всегда делал полный сбор. Он очень любил молодежь, всегда разговаривал с ребятами после концерта, хотя они в основном приходили к Игорю в гримерку, чтобы посмотреть на такого крутого мужика, который говорит со сцены то, чего говорить нельзя. Игоря предупреждали со всех сторон, что рано или поздно все это кончится, но он был готов к смерти, совершенно ее не боялся. Мне кажется, что он сам шел на эту пулю. Очень символично, что Игорь погиб, можно сказать, на сцене. Для него это была самая красивая смерть. И своим выстрелом убийца увековечил имя этого талантливейшего артиста.

Свой последний вздох Игорь сделал в Санкт-Петербурге. Как же он любил этот город, как великолепно знал все его проспекты, набережные, дворы-колодцы, как мечтал о тихой квартире вблизи Михайловского замка... Но этой мечте так и не суждено было осуществиться. Игорь ушел от нас, унеся с собой свои мечты и надежды. Но душа, вложенная в песни, осталась с нами, и мы будем хранить ее и оберегать. Ведь пока жива Душа, жив и сам Поэт.

Вверх