Игорь Тальков

В Верховный Совет Российской Федерации

Убийца Талькова так и не найден. А ищут ли его?

Предыдущий раздел Предыдущая страница Следующая страница Следующий раздел

Прошло более года со дня убийства поэта, певца, композитора России Игоря Талькова. Общественность неоднократно обращалась в следственные органы Санкт-Петербурга, в Генеральную прокуратуру России и в Верховный Совет России с требованием создать особую группу следователей, требованием, подкрепленными тысячами подписей.

Ответы, полученные из первых двух инстанций, носят явно формальный характер и призваны как бы "успокоить" общественность заверениями о высокой квалификации следователя; по особо важным делам В. Зубарева и постоянном контроле Генеральной прокуратуры, осуществляемом за расследованием дела.

Наряду с этим многочисленные публикации в прессе носят откровенно противоречивый характер и вселяют сомнение в добросовестности проводимого прокуратурой Санкт-Петербурга расследования. Наконец, ряд газетных публикаций последнего года настойчиво направляет общественное мнение по весьма непродуктивному руслу: единственно возможный убийца (а им согласно последней версии прокуратуры Санкт-Петербурга является бывший администратор группы Игоря Талькова В. Шляфман) находится в настоящее время вне пределов досягаемости Прокуратуры России, так как он еще 10.01,92 оформил документы на постоянное место жительства в Израиль и 12.02.92 покинул пределы России и СНГ.

Дело об убийстве Игоря Талькова прокуратура Санкт-Петербурга приостановила 8.06.92 на основании части первой статьи 195 УПК Российской Федерации: установленный следствием обвиняемый скрылся от правосудия. Следователь В. Зубарев в одном из интервью сообщил, что он лично еще зимой направил в израильское посольство в Москве просьбу о выдаче Шляфмана для "проведения следственного эксперимента", но ответа не получил.

Поскольку сообщения прокуратуры не только не вносили, ясности я дело, но делали его еще более непроницаемым, 25 июня 1992 года был проведен митинг у израильского посольства в Москве и передано письмо на имя посла государства Израиль в СНГ господина Левина. В поступившем через пять дней сообщении посольства Израиля говорилось, что оно еще не получало официального обращения Прокуратуры Российской Федерации по вопросу о выдаче подозреваемого в убийстве В. Шляфмана. Одновременно посольство заверяло, что "при получении подобного обращения оно незамедлительно будет передано в соответствующие органы в Израиле".

В августе 1992 года общественность выразила свое недоверие следователю по особо важным делам В. Зубареву и обратилась к генеральному прокурору Российской Федерации В. Степанкову с требованием взять дело об убийстве русского национального поэта Игоря Талькова под свой личный контроль.

В первых числах октября 1992 года состоялась командировка представителя прокуратуры Санкт-Петербурга в Израиль "для проведения Дальнейших следственных действий в отношении Шляфмана". Тем не менее из полученного в октябре ответа Генеральной прокуратуры России (за подписью начальника 6-го отделения Управления по надзору за следствием и дознанием, государственного советника юстиции 3-го класса М. Б Катышева) ни в Коей мере не просматривается результативность этой акции:

"...В соответствии с уголовно-процессуальным законом следствие по делу приостановлено, так как все следственные действия, производство которых возможно в отсутствие обвиняемого, выполнены.

В связи с этим оснований для передачи дела не имеется.

Прокуратурой России принимаются меры к окончанию следствия в установленном законом порядке".

Что подразумевается под фактом "отсутствия обвиняемого"? Если под обвиняемым имеется в виду В. Шляфман принимаются ли меры, направленные к его выдаче? Ведь в соответствии с законодательством Российской Федерации основанием для обсуждения- просьбы о выдаче подозреваемого в совершении преступления должно являться официальное обращение Прокуратуры Российской Федерации в соответствующие органы страны, в которой находится подозреваемый. Что означает фраза "принимаются меры к окончанию следствия"? Если дело об убийстве Игоря Талькова сворачивается, то невольно напрашивается вопрос: кому, каким силам выгодно, чтобы беспрецедентное по своей наглости убийство певца перед выходом на сцену на виду у десятков, свидетелей осталось безнаказанным? Если же следствие оканчивается для передачи дела в суд, непонятно, кого собираются судить: Малахова, Шляфмана или третьего, до сих пор неизвестного нам обвиняемого? Да и само судебное слушание весьма проблематично,

В связи с вышеизложенным мы обращаемся к вам как к наивысшей инстанции и просим разобраться в непростой ситуации, явно искусственно создаваемой вокруг дела об убийстве национального героя, поэта, гражданина России Игоря Талькова.

В.М. Клыков -

президент международного Фонда славянской письменности и культуры.

А.Н. Стерлигов -

сопредседатель думы Русского национального собора.

В.В. Тальков -

директор музея Игоря Талькова.

Вверх